Международный пакт о гражданских и политических правах (МПГПП)

Ратификация МПГПП

Международный пакт о гражданских и политических правах был принят 172 государствами (по состоянию на ноябрь 2018 года).

 

Соответствующие статьи

Статья 7: «Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению или наказанию...»

Статья 10: «Все лица, лишённые свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности…»

Статья 24.1: «Каждый ребёнок без всякой дискриминации по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, национального или социального происхождения, имущественного положения или рождения имеет право на такие меры защиты, которые требуются в его положении как малолетнего со стороны его семьи, общества и государства.…»

Статья 26: «Все люди равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту закона. В этом отношении всякого рода дискриминация должна быть запрещена законом, и закон должен гарантировать всем лицам равную и эффективную защиту против дискриминации по какому бы то ни было признаку, как-то расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства».

 

Замечания общего порядка, принятые Комитетом по правам человека

В 1992 году Комитет принял Замечание общего порядка № 20 к статье 7 «Запрет применения пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания». В нём говорится, что текст статьи 7 «не предусматривает каких-либо оговорок», и «что никакие оправдания или смягчающие обстоятельства не могут приводиться в качестве основания для нарушения статьи 7 по любым причинам» (пункт 3). Комитет уточняет, что этот запрет касается действий, причиняющих психические страдания, а также физическую боль, распространяется на телесные наказания, и, в особой степени, обеспечивает защиту детей в учебных и медицинских учреждениях (пункт 5).

К прочим соответствующим замечаниям общего порядка относится Замечание общего порядка № 17 к статье 24 (Права ребенка) от 1989 года, в котором признается право ребёнка без всякой дискриминации на меры защиты со стороны его семьи, общества и государства (пункт 1). Это Замечание общего характера также устанавливает, что на детей распространяются все права, закрепленные в Пакте (пункт 2). Замечание общего порядка № 18 «Недискриминация» определяет дискриминацию как «любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, которое основано на признаках расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства и которое имеет целью или следствием уничтожение или умаление признания, использования или осуществления всеми лицами, на равных началах, всех прав и свобод» (пункт 7). Комитет поясняет, что обеспечение недискриминации может потребовать дополнительных мер защиты для некоторых групп, включая детей (пункт 11). 8). В замечании общего порядка № 21 к статье 10 («Гуманное обращение с лицами, лишенными свободы») от 1992 года подчеркивается важность уважения человеческого достоинства и физической неприкосновенности.

 

Рекомендации Комитета для государств-участников

Комитет уже давно поднимает вопрос о телесных наказаниях при рассмотрении вопроса об осуществлении Пакта государствами-участниками. Тогда как раньше акцент делался на телесных наказаниях в пенитенциарной системе и школах, теперь он сместился в сторону рекомендаций о разрешении этого вопроса – в том числе путем принятия законодательных мер – во всех сферах, в том числе и в семье. В ноябре 2018 года Комитет опубликовал 95 обзоров/рекомендаций по телесным наказаниям для 70 стран-участниц.

Выдержки из рекомендаций, предоставленных Комитетом государствам в отношении телесных наказаниям детей, доступны здесь по сессиям (только на английском языке). Рекомендации включены также в доклады по отдельным странам.

 

Связь в рамках МПГПП

В соответствии с положениями Первого акультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах сообщения о нарушении государством прав отдельного лица или группы лиц, включая детей, могут быть направлены в Комитет.

Первый факультативный протокол по состоянию на ноябрь 2018 года ратифицирован 116 государствами. В Комитет не поступало сообщений о телесных наказаниях детей, однако Комитет недвусмысленно изъясняет свою позицию по этому вопросу в рамках дел, связанных с телесными наказаниями взрослых в судебном порядке. В 2000 году, рассматривая жалобу одного взрослого лица, приговоренного судом Ямайки к сечению розгами, Комитет заявил (15 марта 2000 года, CCPR/C/68/D/759/1997, Соображения, принятые по Сообщению № 759/2000, пункты9.1 и 11):

Автор заявляет, что использование тамариндовой плети представляет собой жестокое, бесчеловечное и унижающее достоинство наказание, и что вынесение такого приговора нарушает его права в соответствии со статьей 7 Пакта. Государство-участник оспаривает жалобу на том основании, что внутреннее законодательство, регулирующее порядок применения телесных наказаний, не может быть признано неконституционным в соответствии со статьей 26 Конституции Ямайки. Однако Комитет обращает внимание на то, что конституционность приговора не означает его соответствие положениям Пакта. Допустимость приговора в соответствии с требованиями национального права не означает, что он не противоречит требованиям Пакта. Независимо от характера преступления, за которое предусматривается наказание, и его тяжести, Комитет твёрдо убежден в том, что телесные наказания представляют собой жестокий, бесчеловечный и унижающий достоинство вид обращения, противоречащий статье 7 Пакта. Комитет считает, что, назначив наказание розгами, государство-участник нарушило права автора, закрепленные в статье 7.

«В соответствии с пунктом 3 (а) статьи 2 Пакта государство-участник обязано обеспечить г-ну Осборну эффективное средство правовой защиты и предоставить ему компенсацию за вышеобозначенное нарушение. Государство-участник обязано также воздерживаться от приведения в исполнение приговора, предусматривающего сечение г-на Осборна розгами. Государство-участник должно гарантировать, что подобные нарушения не будут происходить в будущем. Для этого рекоммендуется пересмотреть те положения в законодательных актах, которые делают возможным применение телесных наказаний».

В 2001 году Комитет рассмотрел заявление, касающееся телесных наказаний по решению суда в Тринидаде и Тобаго, и пришел к выводу (8 ноября 2001 года, CCPR/C/73/D/928/2000, Соображения, принятые по Сообщению № 928/2000, пункты 4.6 и 6):

Комитет отмечает, что автор был приговорен к 12 ударам розгами, и ссылается на свое решение по делу «Осборн против Ямайки», в котором Комитет постановил, что независимо от характера преступления, за которое предусматривается наказание, и его тяжести, Комитет твердо убежден в том, что телесные наказания представляют собой жестокий, бесчеловечный и унижающий достоинство вид обращения, противоречащий статье 7 Пакта. С учетом обстоятельств данного дела Комитет заключает, что приговор в виде сечения розгами был вынесен государством-участником в нарушение прав автора, предусмотренных в статье 7 Пакта.

«В соответствии с подпунктом (а) пункта 3 статьи 2 Пакта автор имеет право на эффективное средство правовой защиты, предусматривающее выплату компенсации и право на подачу новой апелляции или, при отсутствии возможности подачи таковой, на надлежащее рассмотрение вопроса о досрочном освобождении. Государство-участник обязано обеспечить, чтобы аналогичные нарушения не совершались в будущем. Если вынесенный автору приговор о телесном наказании еще не был приведен в исполнение, то государство-участник обязано предотвратить его исполнение.

В 2002 году Комитет вынес заключение по другому делу, касающемуся применения наказания в виде сечения розгами в судебном порядке на Ямайке (25 июня 2002 года, CCPR/C/74/D/792/1998, Соображения, принятые по Сообщению № 792/1998, пункты 4.6 и 6):

Вне зависимости от характера преступления, за которое предусматривается наказание, и допустимости телесных наказаний в соответствии с внутренним законодательством государства, Комитет неизменно считает, что телесное наказание представляет собой жестокое, бесчеловечное и унижающее достоинство наказание, идущее вразрез с положениями статьи 7 Пакта. Комитет полагает, что назначение и исполнение наказания в виде сечения тамариндовыми плетьми являются нарушением прав автора в соответствии со статьей 7.

В соответствии с подпунктам (а) пункта 3 статьи 2 Пакта государство-участник обязано предоставить автору эффективное средство правовой защиты, в том числе отмену меры наказания в виде сечения или выплату адекватной компенсации, если приговор уже был приведен в исполнение. Государство-участник должно гарантировать, что подобные нарушения не будут происходить в будущем. Для этого рекоммендуется пересмотреть те положения в законодательных актах, которые делают возможным применение телесных наказаний».

 

Более подробная информация

Эта страница была переведена нашим партнером, Переводчики без границ. Чтобы прокомментировать или исправить контент или перевод, пожалуйста, напишите нам по адресу info@endcorporalpunishment.org

Translators_without_Borders